Красковский В. М icon

Красковский В. М




НазваниеКрасковский В. М
страница17/37
Дата конвертации28.04.2015
Размер4.36 Mb.
ТипДоклад
источник
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37
^

Генерал-полковник В. В. Литвинов



Мне все чаще приходилось решать с генералом В. В. Литвиновым вопросы, касающиеся войск РКО, видеть его в деле, на многочисленных комиссиях, совещаниях, проводимых на различных уровнях.

Больше года Владимир Васильевич в должности Первого заместителя Главкома. Ему 52 года. Он принадлежит к военачальникам послевоенного поколения. Трудится плодотворно. Высокая оперативная и теоретическая подготовка, большая практика службы в войсках. Строг, подтянут. Такой же четкий и ход мыслей. Способен отстаивать свои идеи. Не избалован почестями и наградами. В обращении с подчиненными прост, подхалимов не любит. В оценках объективен.

С ним я знаком еще по Одесскому военному округу. Он тогда, в звании майора, служил в управлении ПВО округа. Затем служба в других местах на различных командных и штабных должностях, учеба в академии Генерального штаба ВС СССР. Прохождение службы после окончания ВАГШ на должностях: Начальника ПВО, ДВО; командующего ПВО Западной группы войск (ЗГВ); командующего ПВО войск Западного направления и командующего 2 ОА ПВО, после ее восстановления в 1986 году, до назначения на должность Первого заместителя Главнокомандующего Войсками ПВО в июне 1987 года. Мне нравился Владимир Васильевич своими качествами военного человека, независимостью и оригинальностью мышления, принципиальностью. В нем просматривался крупный военный руководитель.

* * *

1–4 августа в Советском Союзе с официальным визитом находился министр обороны США Ф. Карлуччи. Министры обороны обеих стран обсуждали вопросы сокращения вооруженных сил на блоковой основе: НАТО и Варшавского Договора. При этом Карлуччи ссылался на необходимость согласования им всех вопросов со странами, входящими в блок НАТО.

Зато нам согласовывать ни с кем не надо. У нас все и за всех решали один-два человека – Горбачев и Шеварднадзе. Язов оценивал визит Карлуччи, как полезный, направленный на снижение напряженности и способствующий укреплению мира. Был доволен и Карлуччи. Он побывал на аэродроме в Кубинке и в районе Алабино на батальонных учениях с боевой стрельбой.

В Крыму он посетил крейсер «Слава». Ему была предоставлена возможность побывать и выступить в академии Генерального штаба, где он сказал о полезности, если бы Советский Союз опубликовал свой военный бюджет. Такой шаг, якобы, помог бы «всему миру» оценить возможности и намерения Советского Союза. Речь шла и о военных доктринах. Американец недвусмысленно заявил, что, хотя СССР и назвал новую военную доктрину оборонительной, США продолжают считать ее по структуре ВС СССР наступательной. Выходило, что нужно ломать все. И наше политическое и военное руководство, видимо, готово было «выполнить» пожелания министра обороны США. Среди военных начались разговоры о скором принятии решения на приведение в соответствие дислокации и состава ВС оборонительной доктрине. Мы понимали, что в первую очередь это коснется в большей мере наших группировок ВС в странах Восточной Европы и на западе СССР.

4 августа был прощен М. Руст, осужденный к четырем годам лишения свободы. В объяснениях корреспонденту «Известий» член коллегии Прокуратуры СССР В. Андреев всячески принижал тяжесть вины преступника, сведя «проказу» Руста к злостному хулиганству. Далее рисовалась картина содержания Руста в колонии, схожая с санаторными условиями: и питался он нормально, и встречался регулярно с родными и соотечественниками, и книги читал, и пользовался хорошим медицинским обслуживанием. Зато наши командиры, обвиненные в пролете Руста, были наказаны со всей несусветной для данного случая жестокостью. И никто не думал их реабилитировать. Бывший Главнокомандующий, дважды Герой Советского Союза, был до своей кончины прикован к больничной койке. Многие были лишены того, без чего терялся смысл жизни.

Читаем газеты, смотрим ТВ. Какими только болезнями не заболевает наше общество, до какой степени запущены эти болезни. Главное, изменился в худшую сторону наш человек. Годы культа и репрессий не прошли даром. Страх, несправедливость сделали свое дело. Честность подменялось ложью. У людей прибавилось злости. Не думалось в ту пору, что история отведет нам совсем немного времени, чтобы убедиться в нашей безнравственности, во время событий в Москве у Белого дома в начале октября 1993 года, когда на глазах у всего мира развернется настоящая народная трагедия, своей же армией будет расстрелян из танков Верховный Совет России.

Мои рабочие будни проходили в частых поездках по войсковым частям. В подразделениях, влившихся в состав корпуса ПРО от генерала Кузикова, сложилась тяжелая обстановка с жильем для офицерского состава. 10 августа мы вместе с генералами А.В. Соломатиным и В.И. Кузиковым побывали по этому вопросу у Председателя Моссовета В.Т. Сайкина, были им любезно приняты, но «подарка», на который рассчитывали, не получили. Нам было вежливо отказано в выделении квартир по долевому участию. Договорились о более тщательной проработке возможностей города по выделению квартир для наших офицеров с заместителями Председателя горсовета. Решение этого вопроса принимало затяжной характер.

22–27 августа было проведено учение с нашим родом войск. Руководил начальник Главного штаба генерал-полковник И.М. Мальцев. Учение прошло нормально. В ходе его я побывал во многих частях, в том числе на ОРТУ в Печоре, где в моем присутствии произошло возгорание аппаратуры на 11 этаже передающего центра, которое, к счастью, удалось ликвидировать без тяжелых последствий.

Выгорело распределительное устройство передающего модуля, где формируются токи высокого напряжения. Только благодаря бдительности дежурной смены и смелости солдата была предотвращена большая беда. Случай напомнил пожар 10 октября 1985 года. Я еще раз убедился в малой эффективности всех систем пожаротушения на наших объектах. Когда горят аппаратура и кабель, находящиеся под напряжением, потушить возгорание очень трудно.

28 августа сын принял Военную присягу. На торжество в училище ездила жена с дочерью Ириной. Они отвезли мое поздравительное письмо Андрею. В нем я пожелал сыну верности военному долгу, счастливой военной судьбы, чтобы суровость и беды обходили его, а, если и придется с ними встретиться, чтобы преодолевал их мужественно. В эти дни много думаю о сыне, как бы наверстывая упущенное, понимаю, что не удастся при жизни проследить его путь до зрелого возраста. Молю Бога о его благополучии. Как один день прошла его жизнь в семье, и ушел он из семьи, словно выпорхнул из гнезда. С ним нам было легко. Он за все время жизни в семье ничего не сделал такого, чтобы нас сильно огорчило. Последние три года с его стороны были образцом самовоспитания, вежливости, целеустремленности. Он не курит и далек от спиртного. Экзамены в училище сдал успешно, без поблажек. Его любят все наши соседи.

На душе тревожно. Боль за Отчизну, за партию. Дела неважные по всем направлениям. Газеты хоть не читай. Горькая реальность. Вижу, все недостатки сваливают на Сталина и Брежнева.

В столице появился спецотряд милиции в бронежилетах и с резиновыми палками. Объявлено о запрещении применения дубинок против женщин и детей.

2 сентября во ТВ передали о глобальном распространении по стране самогоноварения. Потребление сахара увеличилось на 700 тысяч тонн. Растет наркомания, погублены виноградники. Обвиняются сотни людей – это уже неблагополучие с управлением в верхах, однако, вину на себя за такой способ борьбы с пьянством никто из руководителей государства не берет.

В Вооруженных Силах растет число преступлений и происшествий. Предпринимаем все возможные меры в своих войсках по недопущению роста происшествий. Ломаем голову над изысканием численности. Количество объектов возрастает, а укомплектовывать их личным составом не можем. Недавно с Главкомом побывали на объекте в Луховицах.

Написал представление к присвоению генеральского звания на начальника штаба А.Н. Сколотяного. Работает он неплохо, уверенно руководит штабом. Наше управление пополнилось свежими силами, шестью лучшими офицерами из своих войск.

8 сентября ездил в ВКА ПВО на встречу с нашими выпускниками. Рассказал им о перспективе РКО и требованиях к командирам на современном этапе.

В стране положение ухудшается. О перестройке одни разговоры. Жизнь дорожает. Продукты становятся дефицитом. Очереди растут буквально за всем. Новая экономическая реформа не сказывается на улучшении благосостояния людей. Растет спекуляция. Правительством издаются скороспелые постановления, но их не выполняют. Жизнь народа становится менее радостной. На лице каждого человека читаешь озабоченность. Налицо расстройство во многих областях экономики, культуры. Спрашивается: кто же будет нести ответственность за падение жизненного уровня и ослабление государства? Чем заняты государственные деятели? Зачем проводится огульная замена по обвинениям работников среднего звена управления народным хозяйством и все прощается тем, кто находится в верхних эшелонах власти?

С некоторого времени приходится уделять внимание становлению командования нового соединения в Дуброво, командиром которого назначен генерал-майор Александр Иванович Суслов. Теперь на его плечи переложены и гарнизонные заботы, а опыта у него еще недостаточно. Часто навещаю его и поддерживаю. Вместе продумываем планы работы на объектах соединения в Зеленчуке и Нуреке.

Меня пригласили в ПВУРЭ (Пушкинское высшее училище радиоэлектроники) ПВО. Я с благодарностью принял предложение, появилась возможность увидеться с сыном. Наша встреча состоялась 15 сентября. Сутки провели вместе. Выглядел Андрей в форме курсанта повзрослевшим и красивым. При отдаче рапорта покачивал всем туловищем – признак новичка в армии. Мне страшно хотелось обнять сына и поздравить с началом воинской службы, но рядом были офицеры, пришлось ограничиться крепким рукопожатием. Его привезли из лагеря, расположенного в районе Красного Села. В нашем распоряжении было два вечера. Мы смогли выбрать время, чтобы навестить семью Ирины в гарнизоне Гостилицы. Пребывание в училище дало возможность лучше познакомиться с бытом курсантов, пообщаться с ними и командно-преподавательским составом.

В эти дни М. Горбачев совершил свой визит в Красноярск. Встречен он там был холодно, без аплодисментов. Внес предложение: Красноярскую РЛС передать Международному центру по изучению космического пространства. Объяснил свое предложение тем, что тормозятся переговоры в Женеве о сокращении вооружений, якобы американцы настаивают на своем, что РЛС построена в нарушение Договора по ПРО. Мы уступаем.

24 сентября завершилась моя поездка со строителями и представителями промышленности на объекты Балхаша, Иркутска, Комсомольска-на-Амуре, Находки, Владивостока. Нужно сказать, командировки по таким маршрутам были сравнимы с путешествиями. Обычно они совершались на наших военных лайнерах Ту-154 и Ил-18 и были очень впечатляющими. Помимо того, что посетишь ряд подчиненных частей для решения служебных вопросов, сколько увидишь под крылом самолета! И просторы Сибири, и Байкал, и могучие реки, чего стоит один только Амур! А наши маршруты порою пролегали над морями, островами и Тихим океаном. Каждый такой полет вызывал непередаваемое чувство гордости за необъятные просторы Родины, ее богатства, за все то, что сделано и построено на них советскими людьми.

30 сентября состоялся Пленум ЦК КПСС. Горбачев продолжал подбирать себе кадры. Из Политбюро и кандидатов в члены Политбюро были выведены А. Громыко, М. Соломенцев, В. Долгих, П. Демичев, А. Добрынин (секретарь ЦК). Вновь избраны В. Медведев, А. Власов, А. Бирюкова, А. Лукьянов, Б. Пуго (утвержден Председателем КПК вместо И. Капитонова).

1 октября Горбачев на сессии Верховного Совета СССР избран Председателем Президиума Верховного Совета. Начинался процесс сосредоточения власти. Нельзя было не обратить внимания на то, что из шести освобожденных от обязанностей политических «вождей» почетных проводов удостоился лишь один А.А. Громыко. Кстати, это был второй член Политбюро, пожелавший оставить этот пост добровольно. Первым, на моей памяти, был А. Микоян. Остальных же сбрасывали с пьедесталов власти.

В период 4–6 октября я находился на объекте в Куткашенах (Аз. ССР). Летели на Ан-12 по маршруту – Клин, Астрахань, Сумгаит, Кюрдамир. Знакомые места. В Азербайджане стояла летняя погода, признаками осени могла считаться уборка хлопка и сбор гранат. В Кюрдамире мы пообедали в летной столовой аэродрома, где были еще люди, которые помнили меня по службе в БО ПВО. С аэродрома в Куткашены ехали на автомашинах через Геокчай. Проезжали мимо гранатовых плантаций, на редкость был урожайный год. Народ занимался мирным трудом, пожиная плоды своего нелегкого труда. Немыслимо было представить, что через каких-то три года эта земля будет обагрена кровью гражданской войны.

Через два с половиной часа мы были в Куткашенах, расположеных в предгорье Большого Кавказского хребта на высоте 600 метров над уровнем моря. В 7 км от Куткашен расположен древний город Кабала – столица Кавказской Албании, просуществовавшей до IV н. э. Название этого города произошло от продажи людей в кабалу, т.е. в рабство. Места исторические, связанные с походами римлян под руководством Помпея. Хотя в Нагорно-Карабахской области и разгорался конфликт на национальной почве, здесь еще люди жили в мире и согласии.

Заслушав командование части по обстановке, мы приступили к работе по совместному плану. Командир части подполковник Г.А. Добров был в отпуске, за него оставался его заместитель подполковник А.А. Богатыренко. Когда я пишу эти воспоминания (январь 1994 г.), Г.А. Добров стал уже генералом и командует соединением ККП.

Возвращались в Москву мы по западному маршруту с посадкой в Гудаутах, где пришлось задержаться на несколько часов. Насмотрелись на высший пилотах летчиков местного иап на самолетах Су-27, искупались в Черном море.

Дома меня ожидало письмо Е.П. Лавриненковой. Она печалилась своим одиночеством, сообщала, что на их доме будет установлена мемориальная доска, что заказала памятник Владимиру Дмитриевичу, просила написать воспоминания о нем для сборника. Я ответил Евдокии Петровне коротким письмом, обещал обязательно написать о Владимире Дмитриевиче, но не теперь. Она сохранила мое письмо и включила его в сборник воспоминаний о Владимире Дмитриевиче в 1993 году.

Сегодня, 7 октября, в газете «Правда» статья о Красноярской РЛС. Из ее содержания нахожу подтверждение правильности своего решения – разрешить сделать снимки американским конгрессменам год назад. Все они – Б. Карр, Дж. Моуди и Т. Дауни, а также сопровождавший их эксперт Батиста, оказались порядочными людьми, не покривили душой и не пошли на сделку с «Вашингтон пост», которая в декабре 1987 года со ссылкой на них заявила о нарушении Договора по ПРО. Они же ответили газете своим письмом-протестом. Молодцы! Есть же порядочные люди! А чего мне тогда стоило пойти на этот шаг!

10 октября мне доверительно сообщили, что при рассмотрении списка на присвоение очередных воинских званий, уже после ВАКа, министр вычеркнул меня. Так закончилась третья попытка.

Пришел приказ на увольнение из Вооруженных Сил в отставку генерал-полковника А.Г. Смирнова. В 16.30 я зашел к Алексею Григорьевичу, чтобы вручить ему памятный адрес от офицеров нашего управления, лично поблагодарить этого замечательного человека, с которым был знаком с 1963 года.

На следующий день я убыл в командировку на объекты Прибалтики, Белоруссии, Закарпатья, Северного Кавказа и Таджикистана. Поездка была напряженной, с перелетами и переездами. Работали фактически сутками. Отдыхали в самолете. Благо на этот раз нам выделили самолет Ил-18, на котором командиром экипажа был подполковник В.А. Серебров, мастер «голубиных посадок». Нашу группу возглавлял генерал-лейтенант Леонид Вениаминович Шумилов. Основной целью командировки была инспекция хода строительства новых объектов. Возвратились 17 октября.

Пока я находился в дальней командировке, Главком побывал в городке Софрино и поставил ряд задач по приведению его в порядок. Городок еще строился, поэтому содержать его в образцовом порядке составляло для командиров особую трудность. Досталось комкору Савину. Работы всем прибавилось. Указания Главкома должны быть выполнены. Выехали в Софрино вместе с моим заместителем Б. А. Алисовым. Провели там совещание с командирами и строителями, составили план действий и приступили к его осуществлению. Вскоре состоялся разговор с Главкомом. Он возмущался Савиным, требовал наказать комкора.

За обеденным столом проводили А.Г. Смирнова, подняли по бокалу шампанского. Алексей Григорьевич очень волновался, признавался, что, сколько ни готовился к этому часу, а пришел неподготовленным. Привел пример, как провожали одного командарма. Ему было сказано, что шесть лет провалял дурака. Поблагодарил, что его провожают «тепло и внимательно». Вместо Смирнова был назначен генерал-лейтенант Н.И. Чукарин.

21 октября проводилась Военная коллегия по выполнению Постановления ЦК КПСС от 12.06.87 года по вопросам улучшения организации боевого дежурства, повышения бдительности и боевой готовности Войск ПВО. Докладчиком был наш Главком.

Давно я не был на коллегии и обратил внимание, как поменялся ее состав. На место маститых и известных прежних военных авторитетов пришли более молодые военачальники. Главком в докладе акцентировал внимание на недопоставках промышленностью вооружения, сказал также и о нуждах войск РКО в личном составе.

В ноябре планировались итоговые проверки войск. В соответствии с планом Главкома в наших войсках проверялась армия ПРН. Старшим по проверке армии был назначен заместитель Главкома генерал-лейтенант А.П. Морин. Мне поручалось проверить части корпуса генерала Суслова в Зеленчуке и Нуреке. С офицерами, привлекаемыми к проверке в первых числах месяца, проводились занятия по их подготовке. Руководил ими новый заместитель Главкома по боевой подготовке генерал Чукарин.

Из нашей части, дислоцирующейся в районе Скрунды (Латв. ССР), поступило сообщение о планирующихся 5 ноября с 14.00 до 14.30 демонстрации и митинге протеста против строительства новой РЛС. Организатором митинга была неформальная организация «Отчизна и свобода». Их лозунг «Нет ядерной войне». Место проведения шествия по маршруту – Айскуте, Салдус, Скрунда-объект. Заявка на митинг сделана, согласие поселкового совета Скрунды дано.

Я переговорил с командиром ОРТУ полковником В. М. Хухлиным и начальником политотдела подполковником Г. М. Соханенко. Договорились сохранять порядок, демонстрантов на объект не допускать. При необходимости кому-то из них выступить на митинге и разъяснить предназначение объекта, исключительно в интересах безопасности населения.

В Прибалтике неспокойно. Образован «Народный фронт». Суть его маскируется под содействие перестройке. В чем проявит себя «фронт» на самом деле, убедимся позднее. Факт тот, что его появление связано с подрывом Союза, КПСС. Нам стало известно о нежелании в Прибалтике проводить праздники, посвященные Октябрьской революции.

2 ноября провел в гарнизоне Софрино. Со мною был комкор В.А. Савин. Предметом наших забот было изыскание квартир для нарастающего числа бесквартирных семей офицеров. Начинался большой спор с промышленниками, вселившимися временно по договору в пустые квартиры, когда еще не были полностью открыты штаты войсковых частей. Теперь же промышленники не желали возвращать нам квартиры. На этой почве возникали серьезные конфликты. Главком запрещал строительство новых домов, а мы не могли договориться с министерством радиопромышленности. В итоге страдали офицеры. Между прочим, такая ситуация сложилась на многих вновь строящихся объектах. Проблема принимала глобальный масштаб. Разрешиться она могла не мелкими стычками между нашими командирами и представителями промышленности на объектах, а решением в верхних эшелонах.

К сожалению, большое начальство было гораздо несговорчивее, чем начальство пониже рангом. От министерства радиопромышленности этими вопросами ведал зам. министра Олег Андреевич Лосев – замечательный человек. Он прекрасно понимал наши проблемы, я же не мог не учитывать его положение. Ссориться и доводить дело до разрыва нам не хотелось, ибо это не сулило ничего хорошего. Поэтому делали с ним все, что было в наших силах, чтобы хоть как-то улаживать эту извечно животрепещущую проблему с жильем.

5 ноября в Кремлевском дворце в 17.00 – торжественное собрание. У меня имеется пригласительный билет, но поехать туда не могу из-за заседания комиссии у генерала армии В.М. Шабанова.

В Главкомате ощутили первый импульс сокращения Вооруженных Сил. Работаем напряженно, готовим предложения. Такие вопросы, как правило, решаются в лихорадочной спешке, поэтому без глубокого продумывания.

Мне нравится оптимизм Главкома. Его не выбивают из седла никакие вводные. Наверное, ему придают уверенность большие заслуги перед Родиной и высшие награды. Совещание проводит демократично, дает возможность каждому высказать свое мнение. Не придирается к мелким ошибкам. Прост, доступен, очень тверд в решениях. Это, пожалуй, одна из существенных его особенностей.

Из Скрунды доложили о состоявшемся митинге в районе РЛС. Приняли участие около 400 человек. Все прошло благополучно. То было начало затяжной нашей борьбы по защите РЛС системы ПРН.

7 ноября. На Красной площади с внуком Сашей Ленцовым. Там все, как и прежде. Встреча с друзьями. Парадом командовал новый командующий войсками МВО генерал армии К.А. Кочетов, принимал министр обороны генерал армии Д.Т. Язов. Изменения в украшении Красной площади. Поубавилось портретов, кроме портрета В.И. Ленина, никого. Праздничный обед был в нашей семье с Ленцовыми Сашей, Мариной и внуком.

С 9 по 19 ноября я был в командировке с целью проведения итоговых проверок на объектах в районах Зеленчука и Нурека. Со мною комкор А.И. Суслов и 20 офицеров. Средством доставки группы были самолеты Ан-24 и Ан-26 на разных участках маршрута. Эти части впервые за свое существование стали подвергаться итоговым проверкам. Они входили в состав 1 Управления создания объектов, их особенностью было постепенное увеличение личного состава в зависимости от возникающих потребностей по мере создания объектов. Главной задачей их, личного состава, являлись – контроль монтажа оборудования промышленностью и овладение его эксплуатацией и др. Естественно, проводить итоговые проверки в таких частях, руководствуясь общими нормативами, может, и не совсем справедливо. Однако то, с чем мы столкнулись у подполковника Б.Н. Филипповского в Зеленчуке, подтвердило правильность решения Главкома на проведение итоговых проверок в частях строящихся объектов. Это был один из способов подтягивания их уровня к уровню боевых частей.

Очень плохо обстояли дела в Зеленчукской части по всем службам, особенно продовольственной и парковой. Продсклады оказались пустыми. Запасы продовольствия едва ли составляли три сутодачи. Из овощей, кроме картофеля, ничего не было. Лук (5 тонн) сгнил. В солдатской столовой развалился кухонный цех, повыходило из строя все холодильное оборудование, электрокотел и т.п. Везде грязь, антисанитария. Трудно себе представить, до какой степени запущения было доведено все, что касалось продовольственной службы. Из солдатского рациона давно исчезло мясо. Свиньи в подсобном хозяйстве стали дохнуть от голода. Оправдываясь, генерал Кузиков пытался объяснить причину падежа свиней заболеванием воспалением легких. Пришлось на месте принимать экстренные меры по пополнению запасов продовольствия и др. Оставив генерала Кузикова, начальника тыла полковника П.Е. Лычагина и других в Зеленчуке для устранения недостатков, я вылетел в Душанбе.

В Нуреке дела выглядели немного лучше, здесь командир подполковник В.П. Тарадай был посильнее. Ему хорошо помогали заместители. Поставили этой части удовлетворительную оценку.

19 ноября наша группа возвратилась из командировки, проделав 10-тысячекилометровый путь. Немало беспокойства доставили сложные метеоусловия, по всему маршруту возвращения из Душанбе с посадками в Красноводске, Ставрополе, Клину.

Генерал Морин поделился со мною впечатлениями о проверке в армии. Там он тоже столкнулся с невыполнением многих требований. Ему не понравилось поведение командарма В. М. Смирнова, его высокомерие и слишком болезненное реагирование на замечания. В целом, дивизия полковника Доброхотова получила хорошую оценку.

Пока мы были заняты итоговыми проверками, в стране произошло большое событие. 15 ноября стартовал космический корабль «Буран». Облет земного шара провел успешно. Посадка в автоматическом режиме прошла великолепно. То был первый и последний его полет.

Проведение итоговых проверок в Зеленчуке и Нуреке убедило меня в неспособности управления Кузикова поддерживать своими силами элементарный воинский порядок. Затягивание сроков создания объектов губительно действовало на личный состав частей, особенно офицерский. Я пришел к выводу о необходимости переподчинения Кузикова управлению рода войск с целью усиления влияния на его части, прежде всего, в общевойсковом отношении. Эта задача становилась трудновыполнимой и для ГУВ, перегруженного инженерными делами.

При докладе Главкому об итогах проверки я доложил свои соображения о целесообразности переподчинения 1 Управления, на что Главком дал согласие. Так разрешился давно поставленный вопрос.

23 ноября по дежурной службе поступила информация о социальном взрыве на Кавказе. Беспорядки охватили Баку, Кировобад, Степанокерт, Ереван, Нахичевань, Тбилиси. Столкновение толп с войсками, имелись жертвы, в том числе, и среди военных. Особенно острая обстановка в Баку и Ереване. В Азербайджане требуют создания народного фронта. В Тбилиси лозунги «Грузия для грузин». Похоже, события на Кавказе были увязаны с волнениями в Прибалтике. В государстве явно неблагополучно. И, в то же время, никаких правительственных и партийных решений. Мы ждем обещанного Пленума ЦК по национальному вопросу, но он откладывается. Странная бездеятельность руководства партии и государства, лично М. Горбачева. В прессе извещения о создании различных новых союзов. Объясняется это необходимостью поддержки перестройки. Генсек же вояжирует по загранице со своей супругой Раисой. 21 ноября он возвратился из Индии. Уже объявлено о его предстоящей поездке на Кубу, в США, Англию. А в своем доме полыхают пожары. Беспокоит то, что не принимается своевременных мер по наведению порядка. Все запускается, потом будем выкарабкиваться. Теперь мы понимаем, что творится в государстве что-то не то. Жаль, что дальше понимания не шли.

24 ноября в Баку с 21.00 до 4.00 введен комендантский час. Переведены на особое положение города Баку, Кировобад, Нахичевань. По ТВ об этом ни слова. В трех республиках большая беда. Города наводнены войсками. Народ бунтует, объяснений нет. Разрушительные процессы на Кавказе принимали неуправляемый характер. Правительство СССР сидит в Москве. Сегодня состоялось Политбюро, рассмотрело вопросы реорганизации аппарата ЦК, поездок в Индию, Югославию, Афганистан. О положении в Закавказье – ничего. Наоборот, делается вид благополучия, когда рушится дом. Сообщили, что на сессии БССР осудили поправки к Конституции в Эстонии. Разлад между республиками ширился. А в телепередаче «Взгляд» продолжается охаивание нашего прошлого. 25 ноября во «Взгляде» очередной компромат на Л. И. Брежнева. Подсчитали, что он имел 220 наград и с 1976 года, после инсульта и до своей смерти, это был, якобы, труп в смысле главы государства и партии.

По приказу министра обороны проводился сбор командиров корпусов и дивизий. Сборы командиров соединений ПВО проводились в Рузе, на базе МО ПВО.

Во второй половине 25 ноября, в заключительный день, Главком собрал своих заместителей и командующих родов войск. Подводились итоги состояния дел в войсках, в том числе и по дисциплине. Наши три соединения были в числе лучших. Труд не прошел даром. Сказалась замена пяти командиров на более способных. Дивизия полковника Доброхотова заканчивала год без происшествий. Такого еще не помнили. Она была единственной из Войск ПВО, причем разбросана во всей Европейской части Союза.

Неплохо выглядела дивизия Сорокина. Теперь, когда есть успехи, будет легче решать вопросы у Главкома.

29 ноября я был на партконференции у Кузикова, там же был и генерал Леонов. Вел конференцию начальник политотдела генерал-майор Анатолий Григорьевич Нижегородов. Многое почерпнул для себя.

Участники конференции отмечали, что при создании объектов существует два заказчика – ГУВ и ГИУ, которые действуют несогласованно. У каждого свои интересы, что не способствует созданию объектов в намеченные сроки.

30 ноября на партконференции в корпусе Савина. В качестве гостей там были из ГУВ генералы В.А. Хохлов, Е.В. Гаврилин, представители промышленности, В.С. Дубровский (СМ СССР), М.Г. Минасян и другие. Вел конференцию начальник Политотдела генерал Устинов Феликс Васильевич. На конференции шел разговор об освоении нового вооружения. В центре внимания был объект в Софрино.

В Москве проходила сессия Верховного Совета СССР. На ней был принят закон о выборах народных депутатов СССР и назначена дата выборов на 26 марта 1989 года.

6 декабря состоялось подведение итогов за год. Главком вручил подарки генералам П. К. Сергееву – начальнику штаба армии, В.С. Федорову – ЧВС, В.П. Панченко – заместителю командующего армии по вооружению, генералу Кудимову – начальнику штаба корпуса. Мне было приятно за высокую оценку труда подчиненных.

7 декабря во время проведения 12 партконференции в Главкомате было получено сообщение о землетрясении в Армении в районе г. Спитак с большими жертвами. Через некоторое время узнаем, что сила толчка восемь баллов, в зоне бедствия оказались 700 тысяч человек, остались без крова 500 тысяч человек, погибли 16 тысяч, возможные потери – 40–45 тысяч человек. На 14 декабря извлечены из-под развалин 21 тысяча человек, около 6000 человек раненых. Подобного бедствия страна еще не знала. Весь советский народ помогает Армении. На помощь откликнулись 67 государств мира.

М. Горбачев 6 декабря прибыл в США для участия в 43 сессии Генеральной ассамблеи ООН и 7 декабря он сделал свое выступление, в котором огласил масштабы сокращения Вооруженных Сил СССР. При этом было заявлено: «Мы будем поддерживать обороноспособность страны на уровне разумной и надежной достаточности, чтобы ни у кого не возник соблазн посягать на безопасность СССР и его союзников».

Из выступления явствовало намерение о сокращении ВС СССР за два года на 500 тысяч человек, уменьшение танков в группах войск и Европейской части Союза на 10 тысяч единиц, артсистем – на 8,5 тысяч и боевых самолетов – на 800.

12–15 декабря в Серпухове командарм В. М. Смирнов проводил сборы с командирами частей армии. Выкроил время и я для того, чтобы повстречаться с командирами 12 и 14 декабря. План сборов был хорошо продуман. Занятия проводились качественно, с пользой. Среди командиров самый опытный полковник И.М. Полтава. Большинство назначены уже при мне, это полковники И. И. Цулыгин, И.В. Ювченко, Н.В. Лукинов, А.С. Шишкин; подполковники В.С. Дубровин, В.А. Костецкий, И.И. Капустин, В.Н. Ступин.

В это время произошла смена начальника Генерального штаба ВС СССР. Им был назначен генерал-полковник Михаил Алексеевич Моисеев с должности командующего войсками Дальневосточного военного округа. Ему 49 лет. Всякий раз смена начальников Генерального штаба означала изменение военной политики. Мы знали, что М.А. Моисеев – бывший сослуживец министра обороны. Это – кое о чем говорило. Маршал С.Ф. Ахромеев, якобы, не соглашался с курсом одностороннего сокращения Вооруженных Сил. Его вывели в группу Генеральных инспекторов с назначением консультантом у Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Изучаем Закон о выборах в Верховный Совет. Разбираемся с трудом. Никакой ясности. Если мы в своей среде генералов не можем понять, то каково большинству населения!

В Министерстве обороны дают понять об ухудшении экономического состояния в государстве. Все чаще поступают указания об экономии везде и во всем. Да, положение в стране плохое, но закончится ли только экономикой? Впечатление такое, что скатываемся по наклонной.

30 декабря. Можно подвести итоги прошедшего года. Они малоутешительны: кризисное состояние экономики, межнациональные распри, ослабление «нерушимого» союза, чрезвычайные происшествия, землетрясение в Армении. Похоже, что перестройка продлится не менее 10–15 лет.

Что касается Главкома, то преобразования, проведенные в минувшем году и затронувшие тыл, инженерное управление, управление эксплуатации, привели к расстройству ранее отлаженного организма. Уже к концу 1988 года стала очевидна их ошибочность. Нужно было срочно возвращаться к прежним структурам, но у тех, от кого это зависело, не хватало смелости выйти с протестом. Начальник штаба ограничивался проведением совещаний, на которых заходили в тупик, и на том все прекращалось.

Мною были сделаны два доклада на имя Главкома об отрицательных последствиях преобразования инженерного управления в Главное инженерное управление за счет расширения штатов и стягивания численности из тыла и Управления создания объектов. Мы были лишены органов, контролирующих строителей. Начальник ГИУ генерал А.В. Соломатин, пользуясь покровительством Главкома, отстаивал свою позицию. Не меньший вред был нанесен войскам передачей функций заместителя Главкома по эксплуатации Главному управлению вооружения. Так же отрицательно сказалась перестройка в управлении тыла, после чего окончательно был запутан вопрос специального технологического обеспечения войск.

Такими поспешными преобразованиями мы сами себе усложнили жизнь, поставили в трудное положение все войска. К тому же, создание Главного инженерного управления не привело к увеличению жилья. Количество бесквартирных офицеров в войсках возрастало. Этому способствовали и оргмероприятия. Так неутешительно заканчивался для Войск ПВО 1988 год.


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©files.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов